Top.Mail.Ru

Антропология гигантских человейников или становится ли Москва похожа на «лучезарный город»? Мнение

Когда в такой разнородной стране, как США, американцы ищут место, в котором хотят жить, они выбирают район, где живут такие же как они. Пока в московских кварталах разумеется не так. За окном светит солнце и можно смело гулять по улице не боясь. Но лично у меня возникает стойкое ощущение дежавю.

Способность понимать происходящее дана не всем, искусство делать правильные выводы дарована единицам. Сегодня хочу затронуть одну из самых злободневных тем, как «архитектура геттообразных районов». В недавно вышедшей книге «Четыре стены и крыша – сложная природа простой профессии» Рейнье де Грааф размышляет о том, что значит быть архитектором сегодня. В тоже время он не просто архитектор, а ещё и настоящий мыслитель. В конце статьи мы ещё вернёмся к этой книге.

Грандиозным достижением социализма и лично Никиты Хрущева было решение так называемого «квартирного вопроса», который стоял крайне остро в нашей стране. В самых густонаселённых районах СССР прошли ожесточеннейшие бои, города были разрушены, села сожжены, а некоторые населённые пункты перестали существовать. Очень много людей после войны жили в бараках, разбитых домах, ютились в землянках.

Поэтому назрела острая необходимость в сжатые сроки обеспечить людей доступным жильём. Под «нож» пустили все излишества и максимально минимизировали всё.

После смерти 5 марта 1953 года И. В. Сталина отношение советского руководства к архитектуре и гражданскому строительству поменялось. О сталинском ампире никто больше не вспоминал, более того, теперь с ним уже начали активно бороться. А так как учителя были хорошие, то и борьба с излишествами была с перегибами, а местами граничила с обыкновенной глупостью.

7 декабря 1954 года на Всесоюзном совещании строителей «практика украшательства в архитектуре была подвергнута резкой критике. Было решено всемерно развивать индустриальные методы строительства и типовое проектирование, повышать темпы строительства и увеличивать его экономичность».

«Внешне-показная сторона архитектуры, изобилующая большими излишествами», характерная для сталинской эпохи, теперь «не соответствует линии Партии и Правительства в архитектурно-строительном деле. … Советской архитектуре должна быть свойственна простота, строгость форм и экономичность решений.»
«Здания потеряли свою эстетичность и индивидуальность. Взамен этому резко увеличилась экономичность и строгая функциональность, что позволило обеспечить всех жильем.

Так, в 1949 году, за проект «Дома работников МГБ» архитектор Евгений Рыбицкий был награждён Сталинской премией третьей степени, однако уже в 1952 году из-за выразительного декора и высокой стоимости дом начал подвергаться критике, а в 1955-м Рыбицкий был лишён премии «за излишества в проектировании».

На выходе получилось малогабаритное жильё, но для тех, кто переезжал из бараков это было просто чудо. Главное, что эти дома штамповались конвейерным способом. Народ естественно ликовал по вполне обоснованным причинам.

Примерно по такому же пути пошли и в США, но причины создавать типовые многоэтажные дома там были иные. В США промышленные зоны обрасли эрзац-бараками, которые возводились без какого-либо плана. Главное, чтобы было как можно ближе к заводу, и чтобы там как можно больше жило народу.

Здесь расцвела ужасающая антисанитария, высок был уровень преступности и была скверная экология, так как никакие санитарные зоны не выдерживались. Как и в СССР решили пойти весьма радикальным путём и в конце 40-х. годов в Америке был провозглашён принцип «Достойный дом в достойном окружении для каждого американца».

Антропология гигантских человейников или становится ли Москва похожа на "лучезарный город"? Мнение
Надпись на плакате «Трущобы плодят преступность». Управление жилищного строительства США

Однако они припозднились с этим решением, так как все кто мог уехали в пригороды. В трущобах остался практически только люмпен. И после возведения новых домов часть из них именно туда и вселилась, перенеся в новые жилые районы не только уркаганские привычки, но и антисоциальное поведение. К этому моменту мы ещё вернёмся.

Идейным вдохновителем строительства многоэтажных человейников был француз Ле Корбюзье, именно его архитектурная концепция лежала в идее создания районов с многоэтажной застройкой, этаких прообразов будущих человейников. Он предложил революционную, для того времени, идею в стиле «мы старый мир разрушим». Он предлагал создавать жилые высотные многоэтажные кварталы в неком отдалении от промышленных монстров.

Новые районы должны были быть хорошо спланированы, в них уже не будет подворотен и иных злачных мест, которые облюбовали криминальные элементы. В новых домах будет канализация, лифт, поблизости будут магазины. Сама архитектура открытого и хорошо просматриваемого периметра должна была резко снизить уровень преступности.

Антропология гигантских человейников или становится ли Москва похожа на "лучезарный город"? Мнение

Вам ничего не напоминают эти фотографии?

Основные постулаты, которые лежат в идеях Ле Корбюзье:

  • постройка высотных домов, что снижает стоимость строительства;
  • максимальная доступность общественного транспорта;
  • высокая степень озеленения;
  • спасение исторического центра городов, так как .население плавное оседает в недорогих человейниках.

Однако в США эти идеи потерпели фиаско. Реализуя его концепцию был возведён жилой комплекс Пруитт-Айгоу в Сент-Луисе, штат Миссури, 1955 год. Пруитт-Айгоу был мрачным модернистским комплексом зданий из бетона и стали. Комплекс породил столько нерешённых проблем, что он был снесён в 1972 году, простояв менее двадцати лет после завершения его строительства. Причина фиаско крылась в сегрегации.

Район состоял из двух частей, в одной жили белые, а в другой афроамериканцы. Однако потом подобное разделение было отменено, что привело к исходу белого населения и замещению его афроамериканским. В последствии в районе сложилась неблагополучная обстановка. Платить за аренду жилья никто не хотел, платежи резко сократились. В районе перестали вывозить мусор и делать какой-либо ремонт. Потом он был снесён, так как превратился в гетто.

Антропология гигантских человейников или становится ли Москва похожа на "лучезарный город"? Мнение
United States Geological Survey — United States Geological Survey, from their website
Антропология гигантских человейников или становится ли Москва похожа на "лучезарный город"? Мнение
View of the demolition of the Pruitt-Igoe housing project (1955, architect Minoru Yamasaki), St. Louis, Missouri, April 22, 1972. This was the second building of the thirty-three building complex to be demolished—the remainder were demolished and cleared over the following four years, (Photo by Lee Balterman/The LIFE Images Collection/Getty Images)

Вернусь к книге, её дополняет фоторепортаж  “In Memoriam”, который изящно раскрывает суть книги — анализ связи архитектуры с политическими и экономическими движениями. На одном из зарубежных сайтов нашёл его интервью, которое он дал журналистке Еве Келли, приведу некоторые его ответы:

Конечно, архитектура-это ответ на потребности людей, но сами по себе эти потребности никогда не объясняют всей истории. Можно предположить, что потребности людей достаточно последовательны. Если бы архитектуру формировали исключительно потребности людей, мы не увидели бы тех изменений в стиле или подходе, которые происходят в архитектуре. Архитектура в значительной степени отражает тот тип общества, который мы выбираем. В этом смысле снос этих зданий-такое же идеологическое утверждение, как и их одноразовое возведение.

Антропология гигантских человейников или становится ли Москва похожа на "лучезарный город"? Мнение
Building-Demolition — Part of the Sutter housing project being demolished to make way for smaller two and three story houses. June 28, 1987. (Photo by David Rentas/New York Post Archives / (c) NYP Holdings, Inc. via Getty Images)

Ева Келли — Являются ли разрушенные здания «провалом» архитектуры? Или вы рассматриваете эти образы как часть естественного жизненного цикла?

Эти здания были разрушены задолго до того, как закончился их естественный жизненный цикл. Каким – то образом общество почувствовало, что оно больше не нуждается в них-не потому, что их миссия была выполнена, а скорее потому, что мы отказались от их миссии. Для меня остается открытым вопрос, действительно ли это архитектура “провалилась” или же снос этих зданий в конечном итоге звучит похоронным звоном политических амбиций – что когда речь заходит о развитии солидарности, мы просто перестали пытаться.

Но это где-то там на Западе, который большинство из нас видит только с экранов телевизора. В СССР хрущевки были настроены в таких количествах, что вынуждены были проводить реновацию, которая как мне кажется впитала как губка, идеи Курвуазье.

У нас слишком питательная почва для постройки многоэтажек. Некоторые районы настолько приросли ими, что начинают пугать непривыкших к исполинам обывателей. Но спрос на бетонную клетку рождает и предложение. Думаю что подобное уплотнение ещё даст о себе знать далеко не самым лучшим способом.

Пан Марек

Добрый день! Добро пожаловать на мой ресурс. Буду рад видеть вас подписчиками моих соцсетей. Будем на связи!

Оцените автора
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.