Top.Mail.Ru

Летопись гуслицкого края

Мещёра с Алексеем Марковым

История Российского старообрядчества тесно связана с районами русского севера, Сибири, а также с дальним зарубежьем. Действительно, спасаясь от преследований, старообрядцы бежали в удалённые местности России и за границу, где они могли сохранять традиции исконного русского Православия. Однако удивительным образом один из таких районов оказался в менее чем в ста верстах от Москвы, и именовался он «Гуслицами». Близость к центру сформировала особый тип старообрядца-гусляка, образованного, преуспевающего в мирской жизни, но тем не менее хранящего многие черты древнего богослужебного и жизненного уклада. Соответственно и целый субрегион на востоке Подмосковья приобрёл ярко выраженные черты местного хозяйственного, этнографического и конфессионального своеобразия. Особенно заметного ещё и потому, что на здешних территориях со времён смутного времени не велось военных действий, и, за исключением коллективизации, не было массового перемещения населения.

История и этимология

Впервые название «Гуслица» («Гуслицы» появились значительно позже) встречается в духовных грамотах Ивана Калиты в первой половине XIV столетия. Гуслицей называлась волость с центром в одноименном селе, которое ныне называется Ильинский погост. Село в свою очередь находится недалеко от речки Гуслицы и скорее всего получило имя от нее. Гуслица – единственная в России речка с музыкальным названием. Местные краеведы могут рассказать немало легенд о том, как в речку бросали гусли или вымачивали в ней древесину для изготовления этого музыкального инструмента. Однако, скорее всего, «Гуслица» — это переиначенное на славянский лад более древнее финское название, возникшее из слова «kuus», означающего ель, сосну или хвойное дерево. Хвойных деревьев по берегам Гуслицы всегда росло немало. Знаток Подмосковья, С. Ф. Гаркуша, считает, что указанное название могло произойти от древнеславянского «гусл» — колдун. Сам инструмент гусли в глубокой древности был ритуальным, и им пользовались волхвы и колдуны. Эту версию можно отнести к разряду маловероятных.

Географические границы

Волость Гуслицу времен Ивана Калиты, к сожалению, нельзя показать на карте. Но волостные границы более поздних времен известны хорошо. Позднее волость была упразднена, а её название сохранилось. Принято считать, что до раскола середины XVII столетия Гуслицкий край был малонаселенным из-за бедных почв, мало способствующих земледелию. Активное заселение края приходится на вторую половину 16 века, когда сюда бежали из Москвы верные старой вере стрельцы и представители знати. Хотя Ю.А. Карякин, считает, что приток населения после раскола был незначителен, и старообрядчество в Гуслицах удержалось исключительно благодаря местным силам. Дело в том, что в конце XV века Великий князь Иван III, покорив Новгород стал расселять свободолюбивых новгородцев по территории Московского государства. Многие из них были поселены в глухих и гуслицких лесах. Очень многие гуслицкие деревни считаются новгородскими по происхождению, а жителей деревень Анциферово и Соболево еще в начале ХХ столетия дразнили «новгородцами». Разумеется, обиженные покорением своего города и высылкой, новгородцы долго сохраняли недобрую память. А реформа патриарха Никона и последовавший за ней раскол Русской Церкви дал им повод противопоставить себя Москве. Так и возникли знаменитые старообрядческие Гуслицы, которые со временем стали называть «Старообрядческой Палестиной».

Из-за неточностей, содержащихся в «противораскольнических» миссионерских изданиях, к Гуслицам иногда относят и юго-восточную часть прежнего Богородского уезда Московской губернии, а также сопредельные территории Рязанской и Владимирской губерний, где также имелось многочисленное старообрядческое население. Однако старообрядческая местность Покровского уезда Владимирской губернии, примыкавшая непосредственно к границам Московской, носила название «Патриаршина» и была населена преимущественно беспоповцами поморского согласия. Жители же Гуслиц – гусляки, были по преимуществу поповцами приемлющими с 1840-х гг. священство Белокриницкой иерархии.

Если считать Гуслицами исключительно территорию прежней Гуслицкой волости, то в состав Гуслиц не войдут многие другие сопредельные территории очень сходного этнографического облика с многочисленным старообрядческим белокриницким населением.

Если же Гуслицами считать местность, где распространено самоназвание «гусляк», то здесь также начинают возникать определенные трудности, т.к. жители многих селений, которые принято считать гуслицкими, к гуслякам себя не относят. В то же время самоназвание «гусляк» было встречено нами при опросе старожилов деревени Молоково, которые лежит относительно далеко к западу от исторической гуслицкой территории.

Сами Гуслицы также не представляли собой единого целого. Даже в старообрядческих и миссионерских изданиях в прошлом из гуслицкой территории выделяли местность «Заход» или «Заохот». Жителей этой местности относили к гуслякам. В Заход входили селения, административно закрепленные за приходами, сел Запонорье и Селино: Давыдово, Гора, Ляхово, Елизарово, Костино, Анциферово, Яковлевское, Беливо, Заволинье, Куровская, Коротково, Радованье, Глебово, Запрудинье, Новая и Барская. «Раскольники-гусляки, особенно заходцы, народ сметливый, хитрый, но вместе грубый и дерзкий, без всяких нравственных правил. Лет двадцать тому назад «Заход» был положительно разбойничьей стороной» – писал в 1880-х годах миссионерский журнал «Братское слово». Из Гуслиц иногда также выделяют 13 селений прихода погоста Никитское-Рудня: Мальково, Титово, Богородское, Селиваниха, Степановка, Понарино, Заполицы, Мисцево, Авсюнино, Абрамовка и др., носящих общее название «Раменье».

Учитывая все это, мы считаем, что Гуслицами следует называть культурно-историческую область на территории на юго-востоке Подмосковья, в пределах современных Орехово-Зуевского и Егорьевского районов с преимущественным историческим расселением старообрядцев Белокриницкого согласия и сходными чертами традиционного быта.

Летопись гуслицкого края

Культурные традиции

Старообрядцы всегда ревностно хранили и поддерживали древние традиции. Гусляки не были исключением. В гуслицких селениях лили медные образки и крестики, складни. По данным местного знатока промыслов А.С. Антонюкова, около 200 гуслицких крестьян промышляло изготовлением медного культового литья, которое закупалось перекупщиками на вес пудами и отправлялось на продажу в Москву. Причём этот подсобный крестьянский промысел никак не афишировался и тем более не отражался в официальных бумагах. К этой точке зрения склоняется и Е.Я. Зотова, которая свидетельствует о большом количестве грубоватого крестьянского медного литья в фондах музея, которое считается гуслицким. Это литьё отличается большим разнообразием, причём за его технологической примитивностью часто читаются древние художественные формы. Всё это говорит о массовом ремесленном производстве, где в небольших крестьянских мастерских по наследству передавались старинные литейные матрицы. 

В ряде деревень писали иконы. Далеко за пределами Гуслиц славились иконописцы деревни Гора. Существовали также особые приёмы местного иконописного письма и приготовления материалов. В частности, не типичная для других школ графическую штриховка и широкое использование красного и синего цветов, затемнённых олифой.

Во многих деревнях, прежде всего в Мисцево, переписывали старинные книги, оформляя их заставки росписью, получившей название «гуслицкой». Работая над орнаментами, мастера и мастерицы пользовались прорисями, на полях которых принято было указывать точную ссылку на древние оригиналы. К началу ХХ столетия и в особенности после разрешения в 1905 году старообрядцам использовать книжную печать, переписывание книг, а равно и рукописное их украшение их стало быстро исчезать.

Культура старообрядческих Гуслиц стояла на высоком уровне, и что самое удивительное для Российской глубинки — была достоянием многих её носителей. Почти всё их население, включая женщин, было грамотным. В каждом гуслицком селении существовали самородные школы, преподавателями в которых состояли местные грамотеи, книжники, а также старообрядческие монахини-келейницы. Знания давали в основном церковные. Школы эти по всей видимости существовали с самого начала раскола. Поголовная грамотность привела к тому, что после возникновения в 1840-х годах Белокриницкой иерархии (ныне – Русская Православная Старообрядческая Церковь) Гуслицы стали своеобразной кузницей кадров ее духовенства. Священников-гусляков можно было встретить на многих старообрядческих приходах по всей России.

Единственный в Гуслицах старообрядческий монастырь с богатой библиотекой старинных книг существовал в с. Беливо и прекратил своё существование в 19 веке. Однако старообрядческое монашество с ним не исчезло. Помимо келейниц по Гуслицам ходили странствующие монахи, а также в скрытых от посторонних глаз местах строились монашеские скиты. Один из них существовал в лесу около села Шувое. До 1930-х годов там жили несколько монахов и монахинь, последней из которых предположительно была похороненная в 1948 году на местном кладбище схимонахиня Назарета.

Особенности жизненного уклада

Помимо достижений в области культуры гусляки преуспели и на другом поприще, отчего слово «Гусляк» для жителей сопредельных территорий стало обозначать человека без совести и чести. Дело в том, что Гуслицы расположены в глухом, болотистом месте на границе трех губерний: Московской, Рязанской и Владимирской. Это было очень удобно для воров и грабителей, чтобы скрываться от преследования полиции. А так как политика властей царской России не жаловала старообрядцев, то те и другие не могли не найти общего языка. Из заходской деревни Барская происходит известный разбойник Василий Чуркин, наводивший ужас на весь восток Московской губернии во второй половине XIX века. Последняя шайка разбойников орудовала здесь в 1920-х годах.

Славились Гуслицы не только разбоем. Другой местный криминальный промысел – изготовление фальшивых денег. По версии Мельникова-Печерского, к гуслицким старообрядцам попали в 1812 году станки для печатания фальшивых русских ассигнаций, которые привез в Россию Наполеон. Изготовление фальшивых денег, ценных бумаг и документов велось в Гуслицах вплоть до 1917 года. В Москве в XIX столетии все фальшивки именовались «гуслицкими». За фальшивомонетчиками безуспешно годами охотились целые воинские команды.

Помимо изготовления фальшивых денег гусляки занимались профессиональным нищенством, которое продержалось в некоторых деревнях вплоть до 1950-х гг. Попрошайки умудрялись приносить хлеб мешками из голодной Москвы даже во время Второй мировой войны. В прошлом, как свидетельствует известный московский журналист В.А. Гиляровский, для обмана доверчивых людей сборщики брали с собой т.н. «викторки» – фальшивые свидетельства погорельцев.

Помимо этого, гуслицкие мошенники использовали и другие фальшивые документы – «малашки». «Малашка» – фальшивый паспорт, которых брали обычно по пять-шесть и направлялись в крупный город, где устраивались на работу к богатому купцу. Поскольку гусляки были людьми грамотными и предприимчивыми, купцы сразу же их отмечали и давали им важные поручения. Гусляки в точности выполняли их до тех пор, пока купец не доверял им большую сумму денег. С ней гусляк и исчезал, оставив обманутого хозяина с «малашкой», данной в залог. Сам же мошенник спокойно шел наниматься к другому купцу, где ситуация повторялась. Когда взятые паспорта заканчивались, гусляк возвращался с добытыми деньгами домой, отдыхал, а затем, прихватив новых «малашек» снова шел на промысел.

Гуслицкие деревни, несмотря на расположение в невыгодных условиях (неплодородная заболоченная местность, отсутствие крупных торговых путей и водоёмов), отличались богатством и опрятным видом крестьянских построек.  Отсутствие плодородных почв не мешало гуслякам богатеть. Из Гуслиц и соседних старообрядческих территорий вышли многие известные купеческие фамилии: Морозовы, Рахмановы, Солдатенковы, Кузнецовы. Богатые купцы-старообрядцы не порывали со своими менее удачливыми единоверцами. Старообрядческие толки (согласия) превращались в мощные религиозно-экономические корпорации. Местные купцы давали на дом работу крестьянам, а затем забирали готовую продукцию. Ткацкие станки появились чуть не в каждом доме. Прежние бедняки-хлебопашцы и лесники богатели сами и помогали богатеть другим.

Гуслицы сегодня

В настоящее время основная часть прежних Гуслиц административно относится к Орехово-Зуевскому району Московской области. Несколько селений, а именно Гридино, Шувое, Панкратовская, Челохово и Горшково, оказались в Егорьевском районе. Причём егорьевская окраина Гуслиц в отношении религиозной жизни не уступала их центру. Так деревня Чёлохово, благодаря расположенному рядом в роще священному колодцу, была своеобразным центром паломничества. Даже в советское время здесь сохранялись старообрядческие молельни, а крестные ходы к колодцу продолжались до 1948 года. Представители советской власти не раз пытались ликвидировать этот очаг старообрядчества, в результате чего одна из молелен была закрыта, а другая переоборудована под клуб. Однако население не стало ходить в этот клуб, он был продан, перевезен на новое место, где по непонятной для городских властей причине сгорел. В лесу возле деревни восстановили старообрядческую часовню св. Никиты, а неподалеку от неё находится большой моленный камень, к которому продолжают приходить местные старообрядцы. Потом она сгорела. Была ли она восстановлена потом – на данный момент редакция не располагает никакой информацией по этому поводу.

К старой вере, согласно оценочным данным, до сих пор принадлежит большая часть коренного населения сельских населенных пунктов в Гуслицах. Однако характеризовать ситуацию как положительную для старообрядчества нельзя. Десятилетия советского атеистического строя сделали свое дело. Если после закрытия храмов-моленных и репрессий в отношении старообрядческого духовенства верующие продолжали собираться на молитву по домам вплоть до 1980-х годов, то ныне все изменилось. Нынешнее старшее поколение гусляков родилось уже при советской власти. С уходом к 1980-м годам прежних носителей самобытной гуслицкой культуры, староверие здесь стало держаться на инерции. Люди знают, что они старообрядцы, где они крещены, но что связано с их верой, что требует она от них помимо крещения двумя перстами, сказать уже не могут. Молодежь же в большинстве уже не имеет о старой вере почти никакого представления.

Ныне в Гуслицах действуют старообрядческие храмы и моленные дома Белокриницкого согласия в селениях Слободищи, Устьяново, Давыдово, Губино, Беливо, Абрамовка, Шувое. Гусляков также окормляют приходы в Егорьевске, Орехово-Зуево, Павловском Посаде и Андронове Павлово-Посадского района. В Куровском с 1994 года действует единоверческий приход с двумя церквями. Неподалеку от Гуслиц, в гжельской деревне Новохаритоново, действует храм старообрядцев приемлющих священство Новозыбковской иерархии, куда также ездят на молитву некоторые гусляки. Единоверческий приход в Куровском и Новозыбковский в Новохаритоново образовались из части бывших старообрядцев-неокружников, которые в 1960-х годах остались без своего духовенства.

Кроме вышеперечисленных направлений старообрядчества в Гуслицах сохранились последние представители лужкан и мокеевцев, которые никаких общин, даже неофициальных, не имеют. В Куровском проживают также беспоповцы поморского согласия.

Гуслицы с их самобытностью губит также и близость Москвы, до которой всего полтора часа езды и с которой край связывают хорошие автомобильные дороги и пригородные поезда. В бывшие старообрядческие деревни переселяются дачники. Есть опасения, что в течении десяти-пятнадцати лет практически полностью исчезнут традиционная крестьянская застройка и быт деревень, уступив место современным сооружениям, архитектура которых не имеет ничего общего с местной традицией.

Понятно, что Гуслицы как самобытный старообрядческий регион со своей спецификой, культурой, традициями уже не спасти. Однако еще можно сохранить память о славном и интересном прошлом этого края. В ряде населенных пунктов имеются музеи. В деревне Степановка, в бывшем здании местной начальной школы открыт музей. Еще один интересный музей существует уже несколько десятков лет при школе села Ильинский погост.

В советские десятилетия культурной самобытности Гуслиц, как и культурной самобытности многих других регионов России нанесён страшный урон. Людей отучали от веры предков и связанной с ней культурой.

С.С. Михайлов, А.П. Марков.

Пан Марек

Добрый день! Добро пожаловать на мой ресурс. Буду рад видеть вас подписчиками моих соцсетей. Будем на связи!

Оцените автора
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

  1. Георг

    Топ статья, интересно еще узнать чем старообрядцы отличаются от современных православных и вот задаюсь вопросом: почему в этих краях плохо вести сельское хозяйство, если почва торфяная и много чернозема

    Ответить