Top.Mail.Ru

Запах приезжего или осевшие счастливчики в человейниках на чужой жилплощади

Те времена, когда Москва была в основной своей массе малоэтажной, существовал лимит, давно канули в лету. Тогда в жару можно спать прям на улице на раскладушке (как спали мои родители во дворе), а уровень преступности был настолько низок, что можно было прятать ключ под коврик. Пал железный занавес, а вместе с ним и СССР и лимит. Теперь сюда перебрались многие из тех, у кого были хоть какие-то сбережения. Однако тянула их не совсем нужда, хотя и это тоже имело место, некоторых тянула жажда разбогатеть и покорить столицу своими провинциальными талантами. В этом нет ничего плохого равно как и ничего хорошего. Покорять разумеется не за станками, и не с ломом дворника, а желательно петь или быть актёром. Правда получается это у единиц и в основном за счет связей, знакомств и ну сами догадались чего. Некоторые, наиболее дальновидные, с разнокалиберным успехом оседают тут в попытке выйти замуж за москвича или жениться на одинокой москвичке, благо таких полно. Женщины ведь любят ушами, а заливаться соловьями у нас со времён гуляний многочисленных потомков лейтенанта Шмидта у нас умеют.

Запах приезжего или осевшие счастливчики в человейниках на чужой жилплощади

В своём прошлом очерке под интригующим названием «Исповедь очередного покорителя столицы, у которого виноваты все, кроме него самого» наша редакция начала несколько сумбурно рассказывать о судьбе одного из потомков камчадалов, который совершил рывок из Камчатки до Калуги, а саму Калугу использовал потом как трамплин в Москву. Многие в комментариях попытались сказать, что якобы некрасиво рассказывать судьбу человека на всю Ивановскую, но они не знали, что этот товарищ похожий на пруссака, вещал о своей судьбе своему соседу, то есть первому встречному. И он дал своё согласие мне, ехавшему сзади, опубликовать его мысли и постараться облечь нелитературный язык во что-то читаемое. Продолжу.

Итак часть 2 «Покорение и оседание в столице, очарование первой зарплатой и непреодолимая жажда денег»

Попав сперва на какие-то случайные заработки пруссак быстро смекнул, что тут могут обмануть и поэтому бросив заработки в Орехово-Зуево стал искать работу в столице. Мне показалось это совершенно глупым — осесть у дяди в столице, чтобы ездить на заработки в захолустье. После того, как его разумеется кинули пообещав одно, а заплатив по факту другое, пруссак устроился на комбинат, мечтая о собственном бизнесе при этом. Но разве может человек, начитавшийся Кийосаки, уподобиться своего кумиру? Жена у него тут же отняла зарплатную карту и не оставляла ему ни копейки, посадив по сути на подножный корм. Его спасали какие-то мелкие заработки и хождение по соседям с ремонтом розеток.

Далее, устав от вони пищевого производства и отдающих разрухой стен, он устроился в одну из гостиниц, так как там был график сутки-трое, и была возможность устроиться еще на работу, ведь денег разве может быть много. Но и этого было малого его супруге. В конце-концов он с женой купил ниву-шевроле и с гордостью занялся дауншифтингом, заезжая на пару дней в купленный подгнивший дом-рухлядь, где сгнили нижние венцы. Жена с удовольствием занялась благотворительностью и стала помогать другим родителям в воскресной школе возить их по домам. Всё это жутко опустошало бензобак и наш пруссак от этого приходил в бешенство. Потом благоверная потребовала себе шубу и это добило их брак. Пруссак остался у разбитого корыта, квартиру его однокомнатную его мать подарила дарственной его бывшей жене, а так же свою собственную, так же поступила его тётка. Дядя умер, а рухлядь в деревне сгорела, из-за якобы короткого замыкания. По факту он остался почти бомжом. Сестрица его двоюродная попросила освободить жилплощадь, так как пора и честь знать. Нельзя же приехать и годами жить просто так стесняя родню. Всё-таки сейчас мирное небо и иди куда ветер дует работай да зарабатывай.

Разумеется его сестра было представлена в рассказе одним очень ёмким словом, но думаю, что она была как раз нормальным человеком, так как нельзя просто паразитировать долговременно. Ей тоже хочется водить своего итальянца домой и заниматься в общем тем, что называется любовью. Отправился наш бравый пруссак разругавшись со всеми на свою любимую работу, где пахал сутки/трое и думал прокантоваться там. Но там ему ясно дали понять, что гостиница не ночлежка и не хостел, ночуй вне смены где хочешь. Попал наш герой на вокзал. Но вот тут начинается самое интересное в нашем рассказе. Совершенно случайно он знакомится с небедной москвичкой, которая искала крепкого мужика для создания семьи. Её постигла одна трагедия за другой и оставаться одной в возрасте 45 лет ей не хотелось. Пруссак был как пластилин, кочевряжиться не было смысла, так как альтернативой был вокзал и ночёвка на лавочках.

Далее поставлю точку, так как надо собрать память воедино, чтобы проложить повествование о новых москвичах и их повадках. Повторюсь, этот рассказ был услышан в автобусе, который увозил в мещёрские болота дачников и их нехитрый скарб.

Пан Марек

Добрый день! Добро пожаловать на мой ресурс. Буду рад видеть вас подписчиками моих соцсетей. Будем на связи!

Оцените автора
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.